style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-7702738887129740"
data-ad-slot="6693366802"
data-ad-format="auto">



Эпиграф: Если чешется левая рука — к деньгам, если нос — к выпивке, если и то и другое одновременно — к выпивке на халяву.

Последний предновогодний день складывался отлично. Дочь ускакала с самого утра к студентам, жена по магазинам, выгулянные собаки дремали, только кот шатался из угла в угол, присматриваясь к стеклянным шарам висящим на нижних ветках елки. Кот медленно подошел к древу и тронул лапой синий шарик. Тот забавно закачался из стороны в сторону. Когтистая лапка ударила по шарику еще раз. Елка предупреждающе зашелестела зеленой веткой. В следующее мгновение коготок зацепил нитку и шарик с веселым звоном покатился на пол. Брызгами разлетелись его осколки по паркету. Дружно вскочили четыре собаки со своих мест и бросились к месту преступления. Позади всех спешил хозяин. На месте преступления никого не оказалось. Вот ведь, как бывает, шарики летают сами по себе. Качаются, качаются и падают. Настроение главы собачье-кошачье-человечьей семьи слегка подпортилось. Припомнив всю многострадальную кошачью родословную, отогнав от елки собак, венец природы, изрыгая проклятья на каждую отдельную полоску питомца, орудовал веником и совком. Виновник стеклянного дождя сидел на антресолях и сверху смотрел за манипуляциями под елкой. Чутье его не обманывало. Лучше отсидеться сейчас, чем остаться инвалидом на последующие годы. Как говорит в своей миниатюре Владимир Винокур,
— Лучше гипс и кроватка, чем гранит и оградка…

И только гадкие собаки четко знали, где прячется кот. Они противно затявкали снизу, подняв морды вверх и глядя на антресоли.
— Вот, он! Вот, он! Ловите!
— Уф-ф-ф…... До чего же псовые голосистые. Ябеды! — Кот нервно начал умываться. Туалет всегда успокаивал его нежную натуру: «- А морды!? Противно смотреть!!!! Глаза с подсветкой, клыки наружу, слюна во все стороны брызжет!!!! Так бы и съездил лапой промеж ушей. Фу-у-у…...Отвратительные создания. За что их хозяин любит? Псиной воняют, себя не вылизывают, шуму от них – уши закладывает. Так и норовят кошек погонять. Эх-х-х… Был бы я с Богом, — замечтался кот, — еще во времена Ноева ковчега столкнул бы их с корабля. Хоть там и говорится «Всякой твари по паре», да, пары надо умело составлять!!!! Не ведал Господь, что творил……»

Энергичный взмах веника перед носом страдальца отвлек кота от глубоких мыслей.
— Так, вот где ты – ПАРАЗИТ. Еще ведь и кусок курятины с тарелки уволок. До утра здесь сидеть будешь! Веник постучал по краю антресолей, подняв облачко пыли... Кот отодвинулся в глубь антресолей и притих, демонстративно включив урчалку.

Хозяина отвлекла пришедшая из походов по магазинам жена. Так начался предновогодний день. Целый день на кухне все шкворчало и шипело. ПО квартире разносились изумительные запахи. Псы толкались кучей возле ног хозяев, выпрашивая подачки.

К вечеру хозяин, взяв свору, удалился на вечернюю прогулку, прихватив с собой бутылку водки и пакет сока. Понятное дело, на собачьей площадке тоже отмечают Новый Год. Жена хозяина, чертовски уставшая от беготни и готовки, отдохнула немного, потом позвонила подруге и пригласила ее выйти погулять к собачникам. Подруга (не имеющая живности, но любящая всевозможные сборища) быстро согласилась. Прихватила с собой пакет вина, решила, что его будет маловато на ораву собачников, прибавила двухлитровую бутыль пива и отправилась вниз.

На песодроме собралась большая, шумная компания, состоящая не только из самих владельцев, но также из их жен, детей, гостей, родственников, седьмой воды на киселе и собак. Про закуску все забыли, т.к. собирались сразу же отправиться домой за стол отмечать уход старого года. Начали с вина, Потом в ход пошла водка, потом пиво. Кое-кто отсеялся в процессе возлияний, кое-кого увели, в итоге без двадцати двенадцать на площадке остался хозяин, жена и подруга. Взглянув на часы, они стремглав, подхватив четырех собак, бегом бросились домой.

Однако, дома их ждал сюрприз. За праздничным столом, сидело человек двадцать студентов во главе с дочуркой. Половина закуски уже была съедена, вторая половина разложена по тарелкам. Кот ошивался по коленям гостей и деликатно смахивал лапой с тарелок куски красной рыбы, чем приводил в восторг молодежь. Бока его были неимоверно раздуты, как у беременной кошки, создавалось ощущение, что он скоро родит семгу или форель. Урчать кот не мог, мяукать тоже.

Приход родителей молодежь не заметила. Вид икающего и отдувающегося кота, бесцеремонной молодежи и винно-водочные пары сделали свое черное дело. Да еще в этот момент к любимой дочке подкатил какой-то молодец, целуя ее в розовую мармеладную щечку, начал подливать ей в бокал шампанское. Почувствовав взгляд со стороны, молодой человек поднял глаза. Его взору предстали четыре пыхтящие собаки, и три подвыпивших лица, явно голодных. То бишь – не закусивших. Молодой человек отвлекся от прелестницы и, протянув руку «лодочкой» двинулся навстречу главе семейства,
— Здрассьте! Проходите! Меня, зовут, Вовик!

Вот это – ПРОХОДИТЕ, и добило главусемейства!!!!. От такой наглости у хозяина квартиры одновременно зашумело в голове и водка, и вино, и пиво. Вид почти съеденного праздничного стола, окончательно утвердил его в мысли, что это захват! Погром! Шабаш!
— ВО-О-О-Н!, — закричал хозяин.
— Все, отсюда, вон! — И нацелился на Вовика.
— Папа, прекрати, — взвизгнула дочь, — Это мои друзья!
— Это не друзья! Это оглоеды!

Молодежь дружно ринулась в прихожую, натягивая на ходу куртки, сапоги, шапки. За Вовиком гнался папаша. Кот ходил по столу и продолжал подбирать еду с тарелок: селедочку, форельку, майонезик, даже погрыз немного соленый огурец. Собаки оккупировали стол со всех сторон и пытались дотянуться носом до краешка, дабы случайно уронить праздничный ужин. На обожравшегося кота им было абсолютно наплевать. Жена всплескивала руками, соседка прикрыла глаза, глава семейства натягивал куртку и ревел,
— Я, сейчас тебе покажу, как мою дочь окручивать!
— Папа, не трогай Вову, он, между прочим – прокурор! — кричала и плакала дочь.
— Никакой, он не прокурор! Он паршивец! — несся зычный голос с лестничной клетки.
Сорок минут папаша гонялся за прокурором по району. Когда он вернулся домой, был час ночи. Жена и подруга с красными глазами пили шампанское, посреди стола, выкатив огромное брюхо вперед, округлостями напоминающий загорающего бегемота, спал кот. И только собаки, добрые души, радостно приветствовали вожака стаи. Дочери простыл след.

Вот такой «Золотой Петушок 2005» — получился!



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-7702738887129740"
data-ad-slot="6693366802"
data-ad-format="auto">