style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-7702738887129740"
data-ad-slot="6693366802"
data-ad-format="auto">


Однако, похолодало. Мороз. Сугробы. Старикашка Казан с улицы уходить не желал. Чистый снег манил его. Поднатужившись, пес прыгнул в сугроб и провалился по самые уши. Раздалось фырканье внутри сугроба, потом показались два хитрых карих глаза. Блаженство! Рай для лайки! Настроение у собакера улучшалось. Протаранив сугроб мощным телом, заснеженный пес с веселым гавканьем отправился на вечернюю прогулку.

Ага! Навострился кожаный нос. Одно маленькое приключение нам с хозяйкой не повредит. «Главное, — думал Казан, — хозяйку надобно грамотно объегорить!!!». Пес глянул одним глазком вверх. Идет себе, ежится, бубнит чего-то." Ну — ну ! « – сказала собака Баскервилей, увидев Герасима…...Стратегия была выработана по ходу дела.

— И, чего, это ты Казан каждую пядь земли вынюхиваешь? – обратилась хозяйка к собаке.
— А-а-а-а, ерунда. Так. Письма читаю.
— Ну, ладно, читай – Мясоедов. Что пишут? Пес, не спеша, водя носом по земле, продолжал делать вид, что находится на лугу с ромашками. И вот так, тихонечко, почти ползком подводит Казан хозяйку к местечку, где лежит собачий хвост. Та, даже руками всплеснула: —
— Ох, собака мертвая лежит, замерзла на морозе! Вот беда-то. Ты мне решил показать, посочувствовать…... Умная собака! Хороший ты пес!» — Это были первые и последние ее слова, потому что замерзшая собака вдруг подскочила и с диким рявканьем кинулась на наклонившуюся к ней хозяйку Казана. Больше того. Казан вынюхал настоящее лежбище. Рядом с первым псом тут же оказались еще два, котрые в секунду подскочили на ноги. Это были крупненькие, настроенные весьма серьезно, псы, решившие как следует разобраться с незнакомцами!!!
— Отлично, — взревел Казан. — Будем драться! Уйди, душа родная, в сторону, да поводок отпусти! Мне для отличного настроения не хватало хорошей драки. Ну не нравятся мне ихние морды! Понимаешь?
— Что же это ты, узурпатор, делаешь? А-а-а-а…...? Песья морда!!! Тебе годиков-то сколько стукнуло? Сейчас посчитаю, около восьмидесяти с гаком. Ты зачем же это, старый пень, на нас целую стаю молодых здоровых дворян навел? Не отобьемся ведь!!!

Однако, маразм у пса крепчал, сообразно морозу.
— Не бои-и-и-сь!! Отпускай поводок, Сейчас я их, так, раз так, как Бобик грелку!" — Казан оскалил старые, стертые клыки и глухо зарычал. Дворяне с недоумением смотрели на старикана, во-первых, потому что от него пахло не то девкой, не то мужиком, во-вторых, старикан явно пребывал в глубочайшем маразме. Старикашка Казан — личность из ряда вон, таких поискать надо, и если нет особой нужды, лучше от него держаться подальше. Дворняги медлили...
— Ты осел, — взвизгнула хозяйка, — я всегдаэто знала, но не до такой же степени!!" Похватав снежки одной рукой, наматывая поводок с ревущим стариканом на запястье другой руки, хозяйка начала отступление. В ход пошла снежная артиллерия. Атака была успешно отбита. По улице разносилось глухое уханье недовольного лайкана, едущего задним ходом на поводке и яростный лай дворян, прогнавших со своей территории старого маразматика.

На этом Казан не успокоился. Сев посередине улицы несколько минут, пес упорно выяснял с хозяйкой куда им идти. Наконец, она сдалась и сказала: «Ладно. Пойдем по твоему маршруту, только без твоих штучек – дрючек, о кей?»
— Да, да, да, — у Лайкана завиляла баранка из стороны в сторону: — Пошли вон туда, ты даже не представляешь, какую встречу на высшем уровне я тебе организую.

Встреча действительно состоялась. Из-за угла ближайшего дома показались два шнауцера – ризен, цверг и ближайшая подруга хозяйки. Цвергшнауцер Билли Бонс, увидев старого товарища Казана, взревел тигриным рыком,
— Р-р-р-р-р, кого я вижу? Иди сюда, комик ханты-мансийский, дай хоть в глаз дам для верности, что ли?!" — На Бонсе красовалась двойная попона. Возраст у них с Казаном один и тот же. У Бонса даже заболевания схожи с Казаном. Оба страдают артритом, отдышкой и периодически впадают в старческий маразм. Именно на это и пожаловалась хозяйка Бонса, констатировав, что цверг окончательно перестал ее слушаться и считает, что он пребывает в том возрасте, когда ему дозволено в этой жизни абсолютно все.

Ризен Гришка был на поводке, цверг Билли Бонс вокруг порхал фантиком в свободном полете. Казан ревел белугой, пытаясь в дружеском порыве прихватить попону Бонса. Рык стоял такой, что проходившие мимо люди в ужасе оглядывались, думая, что две собачки сейчас насмерть подерутся, они не знали, что это горячая встреча двух старых друзей, работающих в одной команде. Едва оба успокоились, в поле зрения лайки Казана появился новый объект.
— Иду на ты, — взревел Казан, понимая, что первый обнаружил идущего торопливо мимо мужчину. Мужчина мерз, подпрыгивал, надвигал глубже шапку и явно торопился поскорее попасть домой. Поводок в руке хозяйки лайки дернулся с такой силой, что та проехала с полметра и зацепилась за ближайший тополь, высказывая своей подруге все, что она думает о старых дураках. Подруга была не в лучшем положении, так как с трудом держала рвущегося на подмогу Казану ризена Гришку, только что на отлично закончившего курс ЗКС (защитно — караульной службы) и пытавшегося теперь теорию применить на практике. Поетому она крепко держалась за другое дерево и отпускать его не собиралась.

Зато Билли Бонс, оказавшись предоставленным самому себе, понял, что пробил его звездный час, поскольку теперь преступников задерживать некому и вся ответственность лежит на маленьком, стареньком Билли Бонсе. Или сейчас или никогда. И цверг рванул на штанину несчастного мужчины. Выставив вперед бороденку, обнажив такие же стертые, как у Казана, клычки, Бонс трясясь от злости пытался делать обманные движения вокруг ноги задерживаемого.

У хозяйки Бонса даже слов не находилось описать то, что она чувствует. Перед этим она как раз рассказывала, насколько тяжело теперь гулять с двумя собаками. Что молодому ризену Гришке нужно много движения, а у Бонса больное сердце, артрит, радикулит, повышенная мерзлявость и что цверг совершенно перестал слушаться каких бы то ни было команд.

А в это время Билли ревел, как рассвирепевший тигр и пытался повиснуть на штанине. Хорошо, мужчина попался добрый и с юмором. Видя, двух дам держащихся за деревья и еле сдерживающих двух крупных собак, он с улыбочкой сказал: " — Мальчики или девочки, все равно не вижу в темноте, да ладно вам, не сердитесь. УХОЖУ ! « При этом он внимательно посмотрел вниз на плавающего пираньей по брюхо в снегу, цверга, и стараясь на него не наступить: „ — И, ты малыш, не суетись. Я уже ушел!“

На командные крики хозяйки: „- Бонс ко мне! Бонс прекрати! Бонс на место!“ Цверг не обращал никакого внимания. Наконец, мужчина ушел из поля зрения Билли, и в нашу сторону поползло несчастное, сгорбившееся существо на трех лапах.
— Что это с ним? — испугалась хозяйка лайки, — Ногу подвернул?
— Угу, подвернул, — ехидно ответила ей подруга, — Боится, что сейчас получит по полной программе за свое поведение, вот и заболел мгновенно». — И правда, к ним на трех лапах подполз сжавшийся комочек, тряся бороденкой, дрожащий от холода и от нервного перенапряжения.
— Вот, смотри, домой надо идти. Гулять бедный малыш не может....... Нет, штаны рвать у прохожих – он здоровый, а отвечать за отвратительное поведение – больной.!!!!"

Лайка Казан одобрительно лизнул попону цверга.
— Молодец, друг, я всегда знал, что не подведешь. Эх-х-х, если б я оторвался от своей хозяйки, — замечтался лайкан, — На пару мы бы с него сняли штаны!!!

В этом момент старикашки получили по подзатыльнику. Маразмы – лечить надо.
А компенсировать пострадавшему прохожему по анекдоту:
«- Меня укусила ваша собака! Я требую компенсации!»
"- Ради Бога! Я ее сейчас подержу, а вы – кусайте……. "



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-7702738887129740"
data-ad-slot="6693366802"
data-ad-format="auto">